Роберт Уразов: «Рабочие кадры есть, но умеют они не много»

07.06.2017

Роберт Уразов: «Рабочие кадры есть, но умеют они не много»

Последние годы менеджеры по подбору кадров твердят: не хватает «синих воротничков». Спрос среди работодателей на токарей и электромонтеров в разы превышает спрос на экономистов и юристов. Почему в стране с развитой промышленностью ощущается дефицит рабочих кадров? Заменят ли нас всех роботами и на какие профессии будет спрос в будущем, «Комсомольской правде» рассказал генеральный директор Союза «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия) Роберт Уразов.

– Давайте вначале проясним для наших читателей, что такое WorldSkills Russia?

– Союз WorldSkills – это организация, которая в нашей стране проводит чемпионаты рабочих специальностей. Это что-то вроде Олимпиады, только соревнуются не спортсмены, а представители разных рабочих профессий. Например, повара, сотрудники ресторанного сервиса, инженерного дизайна. Кроме того, есть категории таких сложных профессий, как мобильная робототехника, промышленная робототехника, индустриальная автоматика, обслуживание авиации. Есть соревнования по строительным профессиям, начиная от укладки плитки, заканчивая сухим строительством. В общем все то, что мы видим каждый день на предприятиях, в кафе, на заводах и на рабочих местах.

– Последние годы ведется много разговоров о нехватке в стране квалифицированных специалистов рабочих специальностей. Меняется ли эта ситуация?

– С кадрами у нас, действительно, проблемы. Их много, но мы не очень хорошо научились их делать. Первая проблема – слабый доступ наших работодателей в систему образования. То есть, выпускники, приходя на предприятия, не знают нужных работодателю вещей. Наш союз помогает наладить диалог между, условно говоря, директором завода и директором колледжа. На наших соревнованиях конкурсанты делают ровно то, что нужно работодателю в реальной жизни. А по итогам можно понять, что умеет делать рабочий и на сколько процентов от мирового уровня.

Вторая проблема, которая есть в нашей стране с точки зрения кадров – это слабая квалификация. Это связано с тем, что система профессионального образования долгое время отставала лет на двадцать. В чем наше отставание? Если мы возьмем современного токаря, это совсем не тот человек, который точит детали на токарном станке вручную. Современный токарь – это программист. Его деятельность – правильно составить программу, выбрать технологию. Это совсем другие навыки. Но если вы учите оборудовании времен японской войны XIX века, ни о какой качественной системе подготовки речи быть не может.

– У вас одна из целей стоит реформирование системы образования. Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы ее улучшить?

– Есть очень простая классическая формула, которая определяет две самые существенные вещи в системе профессионального образования. Первое – это преподаватель. Когда вы приходите учиться, вам нужен тот человек, который в этом очень хорошо разбирается. Если такого человека нет, безусловно, вас ничему не научат. За исключением того, что вам порекомендуют что-то почитать. Мы, кстати, запустили проект по подготовке мастеров производственного обучения. Специалистов-практиков, которые учат наших ребят работать руками. Если в 2016 году это было 700 человек, сейчас это 5 тысяч ежегодно.

Вторая важна вещь – финальный экзамен для выпускников. Нельзя выпускать человека из университета или колледжа, пока он не выполнит практическое задание. Сейчас достаточно написать реферат. Только с практическим экзаменом станет понятно, что человек умеет делать, а чего не умеет. Кроме того, студент, которого ожидает такой экзамен, будет стараться набрать навыки, чтобы элементарно покинуть заведение. Он понимает, чему нужно учиться.

– Одна из острых тем – роботизация производства. Эксперты бьют тревогу: через двадцать лет нас всех заменят роботами. Есть ли риски, что нынешние рабочие кадры в будущем заменит компьютерная программа?

– В историческом плане это не такое страшное явление. Это происходило уже несколько раз. Если смотреть экономику образца XIX века, большая часть людей работала в сельском хозяйстве. Сейчас там 5% работают. Потом большинство работали в промышленности. Сейчас эта доля тоже сокращается. Люди переходят в сервисы. Безусловно, роботы уберут часть рабочих мест, к которым мы привыкли. Искусственный интеллект заменит те виды деятельности, которые потенциально можно алгоритмизировать. Но это не означает, что мы потеряем рабочие места. Будут созданы новые.

– Но роботизация как-то повлияет на рынок труда?

– Безусловно, в эпоху роботизации будут нужны люди определенного типа. В первую очередь, те, которые умеют программировать цифровые устройства. Второй тип людей, который нужен в этой цифровой экономике, «мейкер» – человек, который умеет создавать какие-то продукты. Производство становится не важным, произвести может любой. А вот придумать, разработать и понять рыночную нишу – не каждый. Еще один тип профессий, который будет востребован, это профессии, в которых человек незаменим в принципе. Когда вы приходите в ресторан, вы приходите не просто поесть. Вам приятно, что вас обслуживают, вам что-то расскажут, объяснят. В этот момент вы получаете услугу в виде впечатлений. Это экономика впечатлений. Она не может быть роботизирована в принципе. Поскольку основа сервиса – сам человек. Расхожая фраза, что «хороший человек – не профессия», утрачивает свой смысл. Хороший человек становится профессией, потому что привносить элемент индивидуального подхода, обращения к клиенту.

Источник: Комсомольская правда

 

Подписывайтесь на наши новости в  Telegram .